Создатели

Я не знал конкретно, как это будет выглядеть, просто хотел играть музыку открыто.

Евгений Писарченко — музыкант, участник фестивалей Ural Music Night и «Арт Проспект», арт-резиденции «Закат» и лаборатории симультанного перформанса SIMVLab.

В 2020 году он вместе с Александром Маслюком основал группу ggrraaiinn. За это время ребята успели написать музыку для спектакля, организовать программу для ряда выставок современного искусства и выступить на многих концертных площадках.


Какими были твои первые шаги в музыке? 

Мне с детства очень хотелось научиться играть на фортепиано, и вот мне его подарили родители. Тогда я начал придумывать свои мелодии. С этого все началось.  

А еще была такая программа Ejay. Там можно было сэмплы соединять между собой. Я брал старые кассеты типа Пугачевой, вырезал фрагменты, склеивал и так делал хип-хоп. Это было начало двухтысячных.

У тебя были в детстве мечты, связанные с музыкой?

Я не знал конкретно, как это будет выглядеть, просто хотел играть музыку открыто. Помню, пытался собрать группу в школе. С одноклассником мы читали рэп классе в седьмом. Меня тогда интересовала разная музыка: и классика, и рок, но легче всего было записать рэп. Мы не пытались распространять это, но по школе ходила пара песен. У меня до сих пор где-то лежат диски.


Что тебя подтолкнуло развиваться в музыке? 

Музыкой я занимался и в Тюмени: играл в инди-рок группе, мы пару раз даже выступали. Но я всегда хотел посмотреть, как это — жить где-то. Тогда реализоваться здесь музыканту было непросто, мало инфраструктуры. 

В 2016 году я переехал в Москву и оказался в сообществе. Я ходил в Moscow Music School и SA Academy, посещал открытые лекции, заводил знакомства. До этого я просто не знал, что заниматься музыкой открыто гораздо легче, чем я себе представляю. 

Так я попал в комьюнити и научился меньше оценивать то, что делаю. Часто ты пишешь в стол, потому что думаешь, что недостаточно хорош. Но это не то, о чем стоит размышлять. Надо думать о том, чем ты хочешь заниматься. 

Я стал искать возможность вынести то, чем занимаюсь, из 
моей головы и из дома в публичное пространство. Это сильно помогает развиваться. Когда ты занимаешься проектом сам с собой, то ты можешь к нему вернуться, чтобы улучшить. А работа, вынесенная в публичное поле, обретает завершенность. Для меня это возможность закончить дело и продолжить движение.


Расскажи самое трепетное впечатление от выступления.

Я расскажу про несколько выступлений. Одно из них не было публичным. Я был на дне рождении, принес свои синтезаторы и попросил друга Сашу Маслюка тоже взять свое железо. Мы проджемили целый вечер. Джемить —значит импровизировать. В этот день, в мае 2020 года, мы решили играть вместе. Редко встречаются люди, с которыми настолько комфортно заниматься творчеством. Это очень тонкие материи, которые затрагивают и ваши компетенции, и чувство вкуса, и музыкальные предпочтения. Тут многое должно сойтись, чтобы у вас что-то получалось легко. Так и произошло, и так мы основали ggrraaiinn.

Вторая история про то, как мы играли уже с ggrraaiinn. Это было совершенно обычное мероприятие, но для меня важно, что я почувствовал. Я услышал нашу музыку на хорошей акустике и увидел, как танцуют люди — тогда я ощутил эйфорию. В это мгновение ты отключаешься, как будто бы не ты создаешь эту музыку, не ты ее играешь. Ты просто наблюдаешь за тем, что делают твои руки, как будто все получается само по себе. Это состояние меня очень поглотило.

В каком жанре играет ggrraaiinn? 

Если бы надо было подобрать одно слово, чтобы описать нашу музыку, я бы сказал — разная, эклектичная. Мы сами шутливо называем наш жанр «эклектичная электроника». При этом мы довольно часто меняемся. Мы сейчас живем в такое время, когда жанры уже не имеют смысла. Мы просто играем то, что нам нравится, и особо не вникаем, что это такое. Не хочется ставить перед собой ограничения. 

В последнее время в музыке важнее всего процесс. Часто мы не пишем материал заранее. Он появляется в момент, когда мы собрались и выступили, и поэтому это про то состояние, в котором мы находимся. 


В чем разница между написанием музыки для себя и под конкретный материал? 

Когда мы пишем музыку для выставки, сначала смотрим работы и общаемся с автором. А потом пишем материал на основе переработанных мыслей и ощущений, стараясь передать атмосферу и замысел художника. 

Когда мы писали музыку для спектакля в «Четком театре», старались создать декорацию, обстановку, в которой все происходит: лето, Москва, приятная погода. Хотелось, чтобы это ощущалось звуком. С одной стороны, это дополнение к повествованию, но с другой, это просто отражение атмосферы. Мы не пытаемся вложить что-то свое сверх того, что уже сказал автор.

Мне больше нравится писать, отталкиваясь от себя, а не от сценариев и картин. Музыка не обязательно должна рассказывать историю. Это просто другой язык. На мой взгляд, музыка — наиболее абстрактный вид искусства. Ты не можешь сказать ничего конкретного. Хотя писать на основе какого-то материала тоже интересно, но это другой подход, и поэтому получается совершенно разный результат.

Что тебе не нравится в твоей деятельности? 

Сложный вопрос. Музыкальная деятельность во многом не про саму музыку. Нужно организовать выступления, думать, куда тебе реализовать законченный трек, где публиковаться, как продвигать проект и ряд других моментов. Просто менеджмент. Это интересно, в этом важно разбираться. Но это отнимает много времени. 


Какую роль в реализации играют знакомства? 

Люди дают тебе много возможностей. Но важнее, что это просто интересно, обмен идеями. В моей истории люди играют большую роль. В прошлом году в Петербурге я познакомился с тюменскими художниками на выставке NEMOSKVA. Там я узнал Сашу Мельникову, Гошу Елаева, Лешу Жуликова, Костю Рослякова и других ребят. С Костей, кстати, помимо моего сольного выступления на Ural Music Night 2020, у нас была совместная импровизация. Таких приятных знакомств очень много. Это все о людях, на самом деле. Ты попадаешь в какой-то поток и узнаешь все больше людей, с которыми интересно что-то делать вместе. 

Ты чувствуешь, что сейчас идешь в нужном направлении?

Я не часто думаю, иду ли в нужном направлении. Но мне кажется, важно синхронизироваться с тем, что делаешь. Я бы это описал так: ты и твоя жизнь — как струны, например, гитары. В какой-то момент, когда ты эти внутренние струнки настраиваешь, начинаешь ощущать, что сейчас все звучит в тон. А что это за струнки и как их подкрутить — это я не знаю, как описать.

То, что со мной происходит сейчас, ощущается по-разному: бывает в тон, бывает не в тон. Сейчас чаще появляются крутые события, в которых можно принять участие. Например, выставка «Закат», где с компанией ребят мы организуем музыкальный блок. Мне нравится устраивать всякие движухи, но я бы хотел, чтобы было больше времени на саму музыку. При этом есть еще работа, которую тоже нужно делать. Музыка — это не то, чем я зарабатываю.


Ты бы не хотел сделать музыку заработком?
 
С одной стороны, да, я хочу, чтобы музыка приносила мне доход. Не обязательно сами выступления, есть много способов зарабатывать звуком, начиная от саунд-дизайна и продолжая написанием музыки к фильмам, рекламе, постановкам. Это довольно большой рынок. Но я бы не хотел, чтобы заработок диктовал мне то, что я делаю. Сейчас я абсолютно свободен в своем творчестве. А если я начну этим зарабатывать, то нужно будет попасть в какую-то конкретную аудиторию. 

Сложно совмещать это с работой? 

Не всегда просто. У меня рваный график, но я уделяю почти все свободное время музыке. В какой-то день играю всю ночь, а в какой-то день — час-два. У меня такой динамичный образ жизни, что приходится всегда с собой таскать инструменты.

Sound Image Motion Voice Lab— лаборатория симультанного перформанса, которую основал Герман Преображенский на базе «Конторы пароходства». Это одновременная импровизация в звуке, изображении, движении и голосе.

Как ты попал в лабораторию?

В первом перформансе мы поучаствовали, когда у Саши Мельниковой была выставка «Засыпает». Затем меня пригласили в лабораторию. Постепенно я начал понимать, что перформанс — это не про музыку, а про звук и синхронизацию с другими людьми. Это дает возможность прочувствовать себя через другие медиумы и способы самовыражения. Так я пропускаю через себя другой язык, учусь говорить на нем, но своим языком. Я как бы звуком передаю движение или изображение, или чей-то голос. Это звучит, конечно же, абстрактно. 


Как вам удается соотносить ваши действия? Есть ли среди вас кто-то, кто первичнее?

Лаборатория — это про исследование. Всегда по-разному. Можно начать с движения и продолжить звуком. Дальше какой-то поток отключается и подключается голос или изображение. Тут все равны и речь идет о симультанности, неглавенстве. 
Мне, например, во время перформанса не хочется добавлять свои звуки, мне хочется брать звуки, которые есть вокруг. Я научился обращать внимание на это. А еще я научился глубже чувствовать связь с другими участниками. 

Как ты ловишь волну другого искусства и трансформируешь его в музыку?

Я не знаю доподлинно, как это происходит, потому что чувства не описать словами. Я просто ощущаю, что нужно делать. Я не думаю об этом, потому что когда включается голова, пропадает способность чувствовать. Иногда это взаимоисключающие процессы.


Насколько разные виды искусства соразмерны? Сможешь ли ты вызвать звуком то же чувство, что и картина? 

Я считаю, что нет основного вида искусства. У каждого искусства своя природа. Могу ли я передать какие-то ощущения? Я думаю, да. Зависит от того, какие, какая работа. Это разные языки со своими правилами.

Ты чувствуешь, что сейчас создаешь почву для культурного комьюнити в Тюмени? 

Меня последнее время вдохновляет Тюмень. Происходит много всего. Возможно, пока не так публично, не на поверхности. Я думаю, это вопрос времени. Очень много появляется ребят, сообществ, инициатив. 

Это заслуга большого количество людей. Нас много таких — ребят, которые укладывают фундамент. Я чувствую себя частью комьюнити. И мне кажется, что все это не зря. А даже если зря, меня это не сильно беспокоит, мне это просто нравится и это опыт.

У нас довольно открытое сообщество, мы рады новым людям. Ощущается атмосфера независимости, ты занимаешься, чем хочешь. Современное искусство в Тюмени довольно молодое. Хочется чего-то нового и чтобы качество контента росло. И вкусы людей росли. Хочется понемногу сдвигать свои границы и помогать в этом заинтересованным людям.

Еще было бы круто иметь больше площадок, куда можно вынести свое творчество. Это касается и художников, и музыкантов. У нас нет толковых концертных площадок и клубов, нет свободной галереи. Что мне нравилось в Москве — там таких мест с избытком на любой вкус. Что мне нравится в Тюмени — ты можешь поучаствовать в создании этих мест и наполнить их. Придумывать часто интереснее, чем прийти на уже готовое.