Создатели

В Тюмени появились «Порталы» — пока это страница «Вконтакте», которую ведут стрит-фотографы, публикуя фото улиц города. В этих снимках — диалог Тюмени и ее жителей, гостей.

Дэвид Дюссо. Фото: A.Kerkin


Авторы называют это процессом открытия и реформирования местной идентичности. И готовятся пригласить нас на выставку.

Мы поговорили с преподавателем Школы перспективных исследований Дэвидом Дюссо, который объединил фотографов и стал инициатором «Порталов», о будущем проекта и городской среде. 

Дэвид Дюссо политолог, аналитик в сфере торговой политики, тренер по водному поло, «ученый-кочевник», фотограф, преподаватель Школы перспективных исследований. Родился в США (Камберленд), 20 лет прожил в Хельсинках, с 2018 года живет в Тюмени. 


«Порталы» — зачем они городу?


Мы концентрируемся именно на том, как люди относятся к городу. Поэтому, если мы говорим, кому нужен проект, то во-первых, тем, кто снимает, фотографирует город как художник, как творческий человек. Во-вторых, это полезно жителям, потому что они видят город с нашей точки зрения и могут интерпретировать то, что мы видим, со своей точки зрения. Возможно, они получают совсем другое впечатление. Но самое важное здесь — это показать город, какой он есть. Вот фишка нашего проекта.

Сейчас у нас есть страница «Вконтакте», где мы публикуем совместные работы, но у каждого участника есть аккаунты в Instagram — там личные снимки. Мы развиваем вебсайт.


Но самое важное здесь — это показать город, какой он есть. Вот фишка нашего проекта.


Нас пятеро, я — человек, который отвечает за организацию материала. Есть еще 4 фотографа, с которыми мы гуляем каждую неделю и фотографируем. И место, и команда меняются постоянно.

Фото: «Порталы»



Иногда мы приглашаем людей, которые снимают и хотят поделиться своим видением. Но важно: мы фокусируем внимание именно на стрит-фотографии.

Позже я хочу провести выставку: у нас столько материала, пора все показать. В идеале, если все будет открыто, то в «Конторе пароходства». Если нет, мы могли бы организовать выставку на нашем сайте. Но было бы хорошо сделать это в живом пространстве, где люди могут общаться с нашими фотографами в реальном мире. Даже если в интернете люди комментируют, это не живая речь, мы хотим, чтобы было так: люди смотрят наши работы и начинается разговор, где мы живем. Это как искра, как кинотеатр.

Мы собираем материал для книги, чтобы издать ее или маленький журнал.

Фото: «Порталы»



Как можно описать идентичность Тюмени?


В одном слове нельзя. Я думаю, что идентичность переформулируется сейчас, потому что то, что мы видим — в этом есть остатки царского периода, советского периода, постсоветского периода, все смешивается, поэтому трудно сказать, что это за город.

И мы фотографируем, чтобы понять, что это за сырье, которое у нас есть сейчас на улицах. Могу сказать, что это не похоже на Москву и Питер, не похоже на много городов в России. У тюменцев есть своя культура, свой вкус, свой взгляд, это уникальное место, поэтому сравнить с чем-нибудь я не могу.

Но мне нравится! Город со мной говорит. Это я повторяю постоянно: я начал фотографировать из-за того, что начал слышать город. Я вижу что-то, это привлекает меня, и я хочу сохранить этот момент. Вот методика наших «Порталов». У каждого человека, который снимает с нами, для них это то же самое: что они видят, их трогает, и они хотят показывать это людям.

Фото: «Порталы»


Сами тюменцы иногда негативно говорят об этой смеси и в частности об отсутствии единого архитектурного решения. Можем ли мы мыслить категориями правильно это или нет?


Для меня это реальность города Тюмень. Не думаю, что правильно-неправильно, не в этом суть. Сравнить Тюмень с Питером, тоже нельзя, потому что условия, когда создавали Питер  — они отличались от того, что тут было. История разная, люди разные, менталитет другой. И я не думаю, что это негативно отражается на городе. Город такой, какой он есть. И в этом своя красота. Я не хочу делить на черное и белое, можно найти в каждом районе красоту, не только на набережной, в центре или на Осипенко. Это везде. Мы должны как жители города ее найти.


Город такой, какой он есть. И в этом своя красота.


Есть у вас в Тюмени место, куда хочется возвращаться?


У меня свой маршрут. Каждое утро я хожу по городу от своего дома и, допустим, до Орджоникидзе, а потом через административный центр и обратно  — к набережной. И для меня сам центр города, несмотря на то, что там много стекла, остается очень интересным  — тут есть старые и заброшенные дома. И я постоянно тянусь к центру. Есть, что снимать.

На обороне тоже много мест хороших, но центр  — самая любимая часть города. Но я не берусь сравнивать, потому что у каждого района свой вкус, своя культура, свой имидж. Они не хуже и не лучше. Мы ходили на маяк неделю назад, там фотографировали. Сравнить его с центром, с обороной или с заречьем не получается, это совсем другой район, он построен с другими целями. У каждого есть своя прелесть, надо это найти.


Фото: «Порталы»



Почему вам хорошо в Тюмени?


Для меня концепция России  — это здесь и сейчас. Огромное пространство, бесконечное небо, история Сибири — это мне интересно.

Первый раз, когда я попал в экопарк Затюменский, где был на конференции с коллегами, я просто бросил ее, потому что мне надоело говорить об академической работе. Я решил гулять по парку и во время прогулки нашел вид: пластмассовые стулья — 4 штуки на краю поля — за полем заброшенный завод. Такое небо — открытое, широкое. Очень драматичный снимок получился. 

Эта смесь для меня то, почему мне хорошо здесь. Это дает ощущение бесконечности пространства и желание к чему-то стремиться, что-то найти. Как квест. 

Бесконечное пространство Тюмени может удивлять бесконечно? Или она может надоесть? И вы будете искать что-то, что искали в Тюмени, в другом месте? 


Я всегда думаю об этом. Раньше, когда мы гуляли, я всегда смотрел по карте города и ставил галочки — мы были у европейского, на обороне. А что дальше? Я должен это найти, что там за пределами Тюмени. Всегда у меня этот процесс идет. Но когда я возвращаюсь, то снова нахожу что-то, чего не нашел раньше. Быть может, это не бесконечные возможности, но пока их хватает. 

Напротив моего дома есть барак, его скоро снесут. Я во время карантина снимал его каждый вечер. И каждый раз видел что-то новое. Потому что это зависит не только от меня, но и от условий, от света, иногда бывает фотоаппарат видит то, что я не вижу. 

Мне кажется, всегда будет что-нибудь. Это зависит от того, готов ли я слышать, видеть, наблюдать то, что город мне дает. Ошибка сказать «мы фотографировали» и забыть место. У меня есть большое преимущество — я не родился в Тюмени, у меня глаз не замылен, я смотрю на это как ребенок. Я жил тут два года и считаю, что ничего не видел еще.


Город не виноват, это мы виноваты


Я 20 лет жил в Хельсинках, в прошлый раз, когда я там был, мне было очень трудно фотографировать, мне казалось, у нас не осталось ничего общего с городом. А потом мой знакомый мне сказал смотреть иначе, внимательнее. Я принял этот совет, оптимистическим взглядом смотрел на то, что было, и заметил такие вещи, о которых забыл. 

Есть мозаика в Финляндии, где была моя общага. Напротив нее стоит культурный центр Российской Федерации. И мозаикой, как у Дома печати, выложен громадный советский флаг. Финны сохранили эту мозаику. Я забыл об этом центре, но снова смотрел на него и чувствовал то, что было со мной впервые. 

Поэтому даже если люди думают, что город скучный, что Тюмень — столица деревень, это зависит от них, потому что город все равно нам что-то показывает и говорит, а мы должны это воспринимать. Город не виноват, это мы виноваты. 

Как изменилась Тюмень за то время, что вы тут? 


Я думаю, что прошло мало времени, чтобы обсудить. И сейчас из-за карантина, того, как мы взаимодействуем с городом, очень мало меняется. Все стало медленнее. 

Хотя думаю, как сделала «Брусника», написав баннер про обнулиться — так не получится. Не думаю, что мы начнем с нуля, но на базовом уровне что-то станет медленнее. Local закрывается, он в продаже, а что будет, мы не знаем. Конечно, строится Европейский мкр-н, но какие-то важные изменения, которые влияют на отношения людей с городом, я пока не заметил. 

Фото: «Порталы»


Если бы у Тюмени была страница «Вконтакте», какой статус у нее был бы? 

Знаете, то что мне в голову приходит — это здесь и сейчас. Мы живем в данном моменте и не знаем, что будет дальше. Нет такого нарратива, нет такого понимания, с которым можем согласиться или бороться. Есть полное ощущение, что Тюмень — это здесь и сейчас. 

Мы задали Дэвиду еще несколько вопросов, но попросили ответить в фотографиях. Смотри блиц! 

Почему в Тюмени жить хорошо?




Есть ли в городе стрит-арт?




Говорит ли город с жителями?




Дьявол кроется в деталях?




Благими намерениями вымощена дорога в ад?




Тише едешь — дальше будешь?




Без труда не выловить рыбку?




Будущее уже наступило?




В чем сила?




Тюмень — валить (,) нельзя (,) остаться?